Украденный Днепр. Три проблемы, сделавшие прибрежные территории реки непривлекательными для киевлян

Сегодня в столице только 15% береговой линии Днепра является рекреационно пригодной. Остальные территории засорены до предела, отгорожены заборами или же отданы под промзоны и склады. Единой стратегии хозяйствования на Днепре и в прибрежной зоне у города нет. Похоже, что и выработать ее смогут не скоро. Однако, определенные, вселяющие оптимизм шаги, в этом направлении делаются.

Так, третьего ноября в публичном пространстве MediaHub состоялась дискуссия “Вкрадений ДніПро. Як киян позбавили доступу до річки”.

Как передает KV, главной темой обсуждения стало нынешнее состояние береговой линии реки, 85% которой занимают промышленные зоны, зоны, обнесенные незаконными заборами и просто грязные пляжи. Присутствующие отметили, что сегодня столичные власти — чиновники и руководители КП — видят только один весьма скромный способ улучшения ситуации: повышать налоги и аренду предприятиям, расположенным у реки. Нелегальные застройки и ограждения прибрежной территории они, похоже, готовы отдать на самосуд разъяренным общественникам.

В ходе мероприятия, урбанисты и эксперты по градостроительству в первую очередь обратили внимание киевлян и представителей власти на то, что проблема стала следствием отсутствия единого хозяйствующего субъекта для прибрежных зон и единой ответственной за состояние реки структуры.

Настаивая на необходимости разработки стратегии развития рекреационных зон Днепра и планирования застройки прибрежных территорий, эксперты предлагали переделывать промзоны под театры, обустраивать надземные переходы на шоссе, идущих возле реки, а иногда даже настаивали на радикальных методах. Например, говорили о возможности сноса незаконных заборов на пляжах Днепра активистами.

Проект “Вкрадений ДніПро

Неудобный доступ

По словам координатора проекта “Вкрадений ДніПро” Александра Оксимца, сейчас в Киеве есть только 15% комфортных территорий возле Днепра. Это — Оболонская и Русановская набережные, часть прибрежной территории на Березняках. Можно говорить и о комфортности Днепровской набережной, Наводницкого парка, однако доступ к ним ограничен автомагистралями и малым количеством пешеходных переходов.

“На сегодняшний день около 30% приречных территорий Киева являются физически недоступными для граждан из-за промзон, огражденных забором территорий, элитных заведений и т.д. Заборов на берегах Днепра в Киеве насчитывается свыше 150-ти. Если говорить об их ликвидации, то в правовом поле здесь существует несколько проблем. Например, вопрос, кто именно должен обращаться к правоохранителям. Опять же, если вызвать полицейских ко всем этим заборам, возведенным с нарушениями, они зафиксируют факт и передадут следствию, которое может тянуть разбирательство до бесконечности.

Не согласен с данной оценкой директор КП “Плесо” Денис Пикалов, настаивающий на том, что промзоны, как и рекреационные территории, являются вполне приемлемой частью береговой линии.

“В любом городе возле водоемов есть промышленные и рекреационные зоны. Говорить о том, что 100% территорий должны быть рекреационными — это, скорее, поверхностный подход. Думаю, проблемы касаются не тех территорий, которые отнесены к промышленному производству еще со времен Советского Союза, а тех, которые имеют статус заповедников. Например, Днепровские острова. Много набережных, по большому счету, утопают в мусоре”, — настаивает Пикалов.

Он уверяет, что согласен с тем, что забор — это нечто искусственное, что вносит дисбаланс в окружающую среду. Но отмечает забавное несоответствие: якобы в Киеве 11 пляжей и 14 зон отдыха. Самые чистые пляжи — это те, где есть ограждения.

“Например, детский пляж на Гидропарке, где отдыхающие даже курить выходят за ограду. Эти заборы должны быть элементами благоустройства, но не перекрывать доступ к воде”, — заверил чиновник.

Отсутствие единого управления

Григорий Мельничук, сокоординатор Совета по урбанистике Киева, уверен, что основная проблема прибрежных территорий в том, что в городе нет структуры которая занимается конкретно Днепром. Специфика реки в том, что это не только главная водная артерия, а большой комплекс, который может быть отдельным административным районом. Если посмотреть на карту, острова относятся к разным административным районам столицы, посему, нет единой стратегии хозяйствования, нет конкретной цели по благоустройству Днепра.

“Так, во многих случаях проблемой является даже физический доступ к воде. Взять, к примеру, Рыбальский остров с его заборами и промышленными площадками. Нельзя просто даже пройтись возле воды… Вариантом решения этой проблемы может быть четкая стратегия, регламентирующая перемещение от берега Днепра тех промзон, где производство не связано с использованием воды”, — уверяет урбанист, добавляя, что необходимо также пересмотреть вопрос налогообложения в столице. И, если речь идет об аренде земли, что создает ограничения для доступа к берегу, горсовет должен принять это во внимание и значительно повысить ставку налога.

“Многие промзоны на берегах — это не промзоны по сути. Они используются как склады или логистические центры. В этом случае, опять же, нужно работать с собственниками, повышать ставки налога. А если забор незаконно установлен частным лицом, совершенно приемлемым является его снос по методу Саакашвили”, — резюмировал Мельничук.

Дмитрий Савчук, заведующий лабораторией вредного действия вод Института водных проблем и мелиорации НААН Украины в свою очередь заверил, что прежде всего киевлянам надо самим решить, какой Днепр они хотят видеть, основываясь на мировом опыте.

“Во многих странах реки забетонированы “от” и “до”, полностью окружены промзонами. Говоря о застройках и заборах, следует отметить, что речь идет о пойме реки. По нормативам, населенные пункты ограждены от подтоплений на сто лет. И именно застройки и промзоны в пойме будут мешать пропуску воды, защищать от наводнений” — настаивает он.

По словам Дмитрия Савчука, вопрос доступа к Днепру должен отстаиваться через суды, а лучший путь развития застроек и рекреационных зон в дальнейшем должен быть заложен в генеральном плане города.

Анна Бондарь, исполняющая обязанности директора Департамента градостроения и архитектуры КГГА, в свою очередь так прокомментировала KV тему беседы: “Главная проблема с контролем за состоянием прибрежных территорий Днепра — это отсутствие единственного хозяина, отчего реку нельзя назвать единым хозяйственным комплексом. Острова разделены между разными административными районами. Мы наблюдаем тут большое количество балансодержателей, все они имеют разные мысли касательно развития и эксплуатации этих территорий. В приближении становится понятно, что промзоны приватизированы частями. Один цех может принадлежать пяти-шести хозяевам. Думать о том, что предприниматели будут арендовать отдельные куски земли и хорошо её эксплуатировать,- это не более, чем иллюзия”.

Также Анна Бондарь отметила, что отдельным вопросом стоит вынести обустройство магистрали на берегу Днепра.

“Казалось бы, ничего не стоит нарисовать наземные переходы. Но здесь та же ситуация, что и с пешеходностью Крещатика: работает некое “лобби”. У Департамента градостроительства одни аргументы, у действующего мэра — другие. Сейчас мы заказали разработку транспортной стратегии города. Надеюсь, что сможем найти решение по созданию наземных пешеходных переходов через шоссе”, — заверила она, добавив, что рассматривается также вариант перекрытия одной части магистрали на выходные. “В Европе таким методом пользуются для организации фестивалей возле воды. Аналогично, относительно промзон стоит воспользоваться предыдущим опытом города. Их можно сделать некими культурными кластерами (театры, кино, выставочные центры и т.д.). Яркий пример для этого — арт-завод “Платформа” — считает Анна Бондарь.

Восприятие и воспитание

“Вопрос доступности берегов Днепра — это не столько вопрос эстетический, сколько социальный, — считает Виктор Зотов, архитектор, соучредитель Школы урбанистики CANnactions. — Забор для многих из нас — некий способ отделить себя — белого, пушистого, чистого и красивого — от остальных лохов. Пока есть такие взгляды, с доступом к реке лучше не станет. Посему, в случае борьбы с незаконными ограждениями, все методы хороши, если они действуют. Даже некий “экологический терроризм” в виде силового сноса. Предлагаю создать правило: если кто-либо не доказал и не согласовал установку любых ограничителей доступа к берегу, — например, забора, — его попросту не должно быть. Это очевидно. Если написано в законе: сто метров от воды, значит, должно быть именно сто”.

Виктор Зотов также задался весьма неоднозначным вопросом, интересующим многих киевлян: чем конкретно занимаются организации типа “Плесо” и за что они получают зарплаты?

“В конце-концов, почему сносить заборы и наводить порядок должны активисты, если есть организация, имеющая монопольное влияние на эти территории? А пока что самое эффективное средство взаимодействия с администрацией в вопросе благоустройства — это давление. Давление, как способ отстаивать достойную жизнь”, — отметил Зотов, добавив, что необходимы миллиарды гривен на то, чтобы наметились существенные улучшения в вопросе обустройства рекреационных зон на берегах Днепра.

“Нам не нужны многочисленные транспортные развязки, ТРЦ и излишки цивилизации, которые вынуждают относиться к окружающей среде потребительски. Это только разрушает город, разрушает его природную среду. Нам не нужно ничего нового, а наоборот, нужно освободиться от лишнего”, — резюмировал Виктор Зотов.

Події та новини, Цікаві фактиPermalink

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>